Судебная практика применения ст. 26 Закона "Об оружии". Определение Конституционного Суда РФ от 24.11.2016 N 2534-О


 

Судебная практика показывает. Конституционный Суд РФ не нашел оснований для проверки положений статьи 26 Федерального закона "Об оружии". Суд указал, что аннулирование лицензии на приобретение, хранение и ношение оружия самообороны и все соответствующие разрешения заявителя в случаях утери гражданином огнестрельного оружия ограниченного поражения (пистолета) применяется вне зависимости от привлечения лица к административной ответственности.

 


 

 

Судебная практика применения статьи 26 Закона "Об оружии"


Документ опубликован на сайте Конституционного Суда РФ

 

Определение Конституционного Суда РФ от 24.11.2016 N 2534-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бурцева Владимира Александровича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 части первой статьи 26 Федерального закона "Об оружии"

 

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,


рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина В.А. Бурцева к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

 

установил:

 

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.А. Бурцев оспаривает конституционность пункта 3 части первой статьи 26 Федерального закона от 13 декабря 1996 года N 150-ФЗ "Об оружии", в соответствии с которым лицензия на приобретение оружия и разрешение на хранение или хранение и ношение оружия аннулируются органами, выдавшими эти лицензию и (или) разрешение, в случае возникновения предусмотренных данным Федеральным законом обстоятельств, исключающих возможность получения лицензии и (или) разрешения.

 

Как следует из представленных материалов, уполномоченный орган выявил утерю заявителем принадлежащего ему огнестрельного оружия ограниченного поражения (пистолета), о чем был составлен соответствующий акт от 25 декабря 2015 года. Постановлением уполномоченного органа от 13 января 2016 года заявитель был привлечен к административной ответственности в виде штрафа в размере пятисот рублей за совершение административного правонарушения, выразившегося в нарушении правил хранения и ношения оружия (часть 4 статьи 20.8 КоАП Российской Федерации). В соответствии с заключением уполномоченного органа от 25 января 2016 года лицензия на приобретение, хранение и ношение оружия самообороны и все соответствующие разрешения заявителя были аннулированы, оружие и патроны изъяты.

 

Вступившим в законную силу решением суда общей юрисдикции в удовлетворении требований заявителя о признании незаконным и отмене названного заключения было отказано. Суд установил на основании оспариваемой нормы в качестве обстоятельств, исключающих возможность получения лицензии и (или) разрешения, невозможность обеспечения учета сохранности оружия либо необеспечение этих условий (абзац третий части четвертой статьи 9 названного Федерального закона). Кроме того, суд отметил, что ранее заявитель был привлечен к административной ответственности за нарушение правил хранения, ношения оружия (часть 4 статьи 20.8 КоАП Российской Федерации). При этом суд отклонил доводы В.А. Бурцева об утере им оружия при нахождении в состоянии крайней необходимости ввиду противоречивости доказательств, в частности показаний заявителя и свидетеля.

 

По мнению В.А. Бурцева, оспариваемое законоположение допускает возможность неоднократного привлечения к административной ответственности за совершение одного и того же административного правонарушения, создает бессрочный запрет на получение заявителем указанной лицензии, а потому противоречит статьям 17, 19 (часть 1), 34 (часть 1), 35 (части 1 - 3) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

 

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

 

Конституционное право собственности, включая правомочия владения, пользования и распоряжения имуществом, не является абсолютным и в силу статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации может быть ограничено федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Как следует из статьи 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, признание права каждого физического и юридического лица на уважение и защиту принадлежащей ему собственности (и, соответственно, свободы пользования имуществом, в том числе для осуществления предпринимательской деятельности) не умаляет право государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для контроля за использованием собственности согласно общим интересам.

 

Право граждан иметь в собственности оружие - учитывая, что Конституция Российской Федерации не исключает возможности обладания оружием на законных основаниях, - не будучи конституционно закрепленным, тем не менее приобретает конституционное значение, что обязывает государство гарантировать его защиту на основе вытекающих из преамбулы и статей 6 (часть 2), 17 (часть 3), 18, 19 (части 1 и 2) и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации принципов равенства, справедливости и соразмерности (постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 29 июня 2012 года N 16-П и от 16 апреля 2015 года N 8-П).

 

Как ранее указал Конституционный Суд Российской Федерации, предоставляя гражданам Российской Федерации право иметь в собственности (право приобретать, хранить, носить, использовать) гражданское оружие, т.е. оружие, предназначенное для использования в целях самообороны, для занятий спортом и охоты (статья 3), Федеральный закон "Об оружии" устанавливает лицензионный (разрешительный) порядок приобретения, хранения и ношения гражданского оружия (статья 9) и предусматривает ряд обстоятельств, наличие которых исключает возможность получения лицензий на приобретение оружия или разрешений на его хранение или хранение и ношение, а также влечет за собой аннулирование ранее выданных лицензий и разрешений органами, выдавшими эти лицензии или разрешения (статья 13 и пункт 3 части первой статьи 26) (Определение от 24 января 2013 года N 126-О). К таким обстоятельствам в том числе относится невозможность обеспечения учета сохранности оружия либо необеспечение этих условий (абзац третий части четвертой статьи 9, пункт 3 части первой статьи 26 названного Федерального закона).

 

При таких обстоятельствах аннулирование органом внутренних дел соответствующих лицензии или разрешения по основанию, предусмотренному абзацем третьим части четвертой статьи 9 Федерального закона "Об оружии", не является наказанием за совершение правонарушения, а выступает способом реализации предусмотренной указанным законоположением административно-предупредительной меры, введение которой преследует правомерные, конституционно оправданные цели.

 

Пункт 3 части первой статьи 26 Федерального закона "Об оружии" во взаимосвязи с абзацем третьим части четвертой статьи 9 данного Федерального закона устанавливает, что основанием для аннулирования лицензии на приобретение оружия и (или) разрешения на хранение или хранение и ношение оружия является в том числе невозможность обеспечения учета и сохранности оружия либо необеспечение этих условий, и не предполагает произвольного применения. Оспариваемая норма также не может рассматриваться в качестве устанавливающей бессрочный запрет на получение указанной лицензии, поскольку у заявителя имеется возможность повторно обратиться в уполномоченный орган за получением лицензии по истечении одного года со дня устранения обстоятельств, исключающих возможность получения таких лицензии и (или) разрешения (часть пятая статьи 26 данного Федерального закона).

 

Таким образом, оспариваемое законоположение, действующее в системной взаимосвязи с иными положениями Федерального закона "Об оружии", не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в аспектах, указанных в жалобе.

 

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

 

определил:

 

 

  1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Бурцева Владимира Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
  2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

 

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН


 

Обсудить судебную практику применения Закона "Об оружии" можно в комментариях ниже.


 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

 

Порядок получения бесплатной путевки в санаторий

Расходы при признании банкротом физического лица